ПРОСТО о ПОЛИТИКЕ

41 531 подписчик

Свежие комментарии

  • Валерий Анин
    С вашим мозгом я явно поспешил.Это не долг. Это ...
  • bianka Белая
    Помолчи уж, безмозглый и душный.Это не долг. Это ...
  • Валерий Анин
    Ещё одна, лишённая души, но с каким-никаким мозгом!Это не долг. Это ...

Обнуление рубля: России предложили очередную денежную реформу

Обнуление рубля: России предложили очередную денежную реформу

В России предложили провести деноминацию рубля в сто раз, то есть «уменьшить» российскую валюту на два нуля. С такой инициативой выступил глава информационного-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. По мнению экономиста, на такую меру можно пойти из-за роста объема наличных в стране, который в начале июля составил свыше 11,6 триллиона рублей. На каждого россиянин, таким образом, приходится по 80 тысяч рублей наличных.

Процесс роста денежной массы в России начался в середине марта, когда упали цены на нефть, а экономика столкнулась с кризисными последствиями пандемии коронавируса. В мае наличная денежная масса выросла на 248,8 млрд рублей, в апреле — на 544 млрд рублей, в марте — на 700,9 млрд рублей. За неполные 4 месяца в обращение поступили купюры на 1,9 триллиона рублей. Таким образом, к 1 июня общий объем наличной денежной массы достиг исторического рекорда в 11,2 триллиона рублей. На 2 июля этот показатель вырос до 11,6 трлн.

Такие цифры объясняются традиционным во время кризиса поведением компаний, которые уходят в наличные и неформальную экономику. При этом наличная денежная масса, вероятно, продолжит расти. Из-за ситуации с коронавирусом банковские счета обнуляют и компании, и физические лица, бизнес активно уходит в серые схемы, а россияне получают зарплаты в конвертах.

По мнению Разуваева, деноминация могла бы стать решением, при том, что обойдется она недорого, а провести ее можно будет за счет Центрального банка. После такой деноминации «бутылка воды будет стоить около 30−70 копеек, на метро можно будет проехаться за 50 копеек, а курс доллара составит 70 копеек».

Впрочем, большинство экспертов не видят необходимости в таком шаге. Как пояснил аналитик группы компаний «Финам» Алексей Коренев, деноминацию, как правило, проводят, когда валюта слишком дешевеет и людям приходится носить с собой много наличности. Мы пока далеки от этой ситуации. Зато расходы на деноминацию явно превысят все возможные плюсы.

— Во-первых, денежная масса измеряется не количеством купюр, а суммарным обращающимся капиталом. Это так называемый денежный агрегат М0 — наличные деньги в обращении. Миллиард по тысяче рублей или по сто рублей — разницы нет.

Во-вторых, деноминация не имеет никакого отношения к притоку или оттоку денежных средств со счетов и вкладов. Деньги снимают по таким причинам, как опасения заморозки или запрета валютных операций, низкие процентные ставки, которые делают невыгодными депозиты. Кроме того, сейчас из-за карантина многим потребовались наличные средства, причем не только физлицам, но и небольшим компаниям. Кто-то действительно уходит в теневой сектор и ведет расчеты налом, кому-то деньги потребовались для расчетов с арендаторами.

Это обычные проблемы хозяйственного оборота и работы компаний. Но деноминация как таковая на этот процесс никак не повлияет. Будет на купюре три нуля или шесть нулей, если вам нужны деньги на карте, вы будете держать их на карте. А если нужны наличные, вы все равно их возьмете.

Третий спорный момент в том, что деноминация якобы обходится государству в копейки, так как для этого всего лишь нужно напечатать новые деньги. В статье даже приводятся цифры, что купюра стоит от 60 копеек до 2,5 рублей. Но, на мой взгляд, это неверное мнение, так как напечатать деньги — это самое простое из всей этой задачи. Да и это не так уж просто, потому что когда выпускают новые деньги, существенно увеличивается степень защиты. Наверняка будут добавлены новые механизмы защиты от подделок, поэтому это будет не так уж и дешево.

Но самое сложное — это перенастроить все системы, так или иначе работающие с наличными деньгами. А это банкоматы, которые должны узнавать новые деньги, вендорные автоматы, кассы в метро и пригородных электричках. Огромное количество систем и аппаратов, которые принимают наличные, придется перенастраивать, обновлять софт, заливать новые системы распознавания и так далее. Вот это основные расходы, и они достаточно большие.

— То есть сейчас в деноминации нет смысла?

— Да, весь вопрос в том, когда имеет смысл делать деноминацию. Когда нулей на купюрах становится все больше, на руках у людей скапливается слишком много бумажных денег, которые полностью вымещают металлические монеты. Когда в 2011 году я проезжал через Белоруссию, я видел как люди ходят в магазин не с кошельками, а буквально с полиэтиленовыми пакетами денег. Я, имея на руках стопку бумажных денег, смог купить только пачку жвачки. Да и у нас можно вспомнить 90-е годы, когда зарплату на фирму могли привозить мешками в пикапах. Это, действительно, неудобно ни людям, ни кассирам, ни организациям, ни банкам.

Когда неудобства, связанные с большим количеством бумажных денег, значительная часть из которых ничего не стоит, превысят расходы на перенастройку всей техники, работающей с наличностью, тогда деноминация имеет смысл.

У нас деноминация в последний раз проходила в ночь с 1997 на 1998 год. Тогда от валюты отрезали три нуля, потому что к тому времени металлические деньги из оборота исчезли, сторублевки и пятьсотрублевки ничего не стоили, и такой шаг был оправдан. Сейчас я такой необходимости не вижу. Меня лично не очень мучает, что в кошельке не 500 рублей, а 5000. То есть пока что количество нулей не настолько велико, чтобы государство спешило проводить такую дорогостоящую процедуру, как деноминация.

Вот если у нас вместо 5000 рублей будет 50000 тысяч, тогда деноминацию пора будет проводить, чтобы людям не пришлось ходить со стопками денег. Нужно учитывать баланс экономической эффективности операции и затраты на ее проведение. Но точно к этому не имеет отношение отток вкладов, влияние на макроэкономические показатели и объем денежной массы, которая измеряется не в количестве купюр, а в рублях.

Еще один, и, пожалуй, не менее значимый минус инициативы в том, что, как пояснил главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов, в нынешней обстановке деноминация почти наверняка вызовет панику на рынке и среди населения, что повлечет скупку валюты и падение курса.

— Деноминация — это смена номиналов купюр и пересчет количества денежных знаков в обращении. Если убираются два нуля, все счета также пересчитываются.

Казалось бы, как может деноминация повлиять на сферу денежного оборота, на теневой сектор? Но наш исторический опыт показывает, что денежные реформы в России и в советские времена всегда носили жесткий конфискационный характер. Население в результате теряло часть сбережений. Поэтому любые разговоры о денежной реформе сразу негативно скажутся на доверии к нашей валюте и финансовой системе. Скорее всего, население начнет массово покупать доллары, чтобы застраховаться от этих рисков.

Поэтому в стабильных условиях на каком-то этапе деноминация возможна. Отдельные страны время от времени проводят эту операцию. Но сейчас, в условиях пандемии, когда может начаться вторая волна финансового кризиса, проводить деноминацию — все равно, что выстрелить в ногу своей финансовой системе. Неизвестно, какие последствия будут у такого шага.

На данном этапе это совершенно не целесообразно. Преимущества от деноминации будут минимальными, а издержки могут оказаться очень высокими.

— Значит, экономической необходимости в деноминации на данном этапе нет?

— В 2000 году курс доллара был около 30 рублей за доллар. Сейчас он около 70. То есть за 20 лет наша валюта обесценилась чуть больше, чем в два раза. Вряд ли это можно назвать обвалом. Если бы курс изменился в 10 раз, можно было бы говорить о том, что у нас лишние нули. Но поскольку последние 20 лет после дефолта 1998 у нас относительно стабильные курсовые показатели, снизилась инфляция, да и люди привыкли к нынешним значениям национальной валюты, оснований проводить деноминацию нет. Такие меры лучше откладывать до тех пор, пока не появится более весомый повод.

— Например, какой?

— Например, дальнейшая интеграция на евразийском пространстве с введением наднациональной региональной валюты. Если будет создан совместный эмиссионный центр, можно будет осуществить мягкий переход на новую денежную единицу и при пересчете, который будет производиться, заодно провести деноминацию. А проводить ее просто ради самого процесса бессмысленно.

Источник

Картина дня

наверх