ПРОСТО о ПОЛИТИКЕ

41 795 подписчиков

Свежие комментарии

  • ГусЕна
    Как мило Пуча от слова пучить:)))Чем Дмитрий Рогоз...
  • Михаил Козлов
    Опять этот мутант- каркающий и картавый соловей.«Король умер. Да ...
  • Татьяна Бушмелева
    Интересно а в пост как-то влияет на потребление мяса? И вообще пища нужна для поддержания жизни человеческого организ...Россияне массово ...

«Есть женщины в русских селеньях…», - исповедь Маргариты Юдиной…

«Есть женщины в русских селеньях…», - исповедь Маргариты Юдиной…

Нынешний День защитника Отечества, по мимо того, что является днем воинской славы, праздником для всех мужчин и женщин, участвовавших в защите рубежей нашей Родины, является еще и своеобразным днем подведения итогов. Ровно месяц прошел с того момента как сторонники Навального провели «всероссийскую акцию» за освобождение Алексея Навального, арестованного сразу после возвращения его в Россию. У той незаконной акции были свои последствия, это и два десятка полицейских получивших тяжелые травмы в результате нападения на них агрессивных молодчиков и около трех тысяч задержанных по всей России особо ретивых протестующих. И конечно у подобных провокаций всегда есть свои «сакральные жертвы», тот человек или группа людей, которые поднимаются либералами на свои знамена, как жертвы режима, тирании и полицейского произвола. В этот раз подобным персонажем для сторонников Навального стала Маргарита Юдина , которую на акции 23 января ударил полицейский. Если кто-то из вас наивно предполагал, что эпопея с возней вокруг нее закончена, тот глубоко заблуждается. Уж не знаю огорчу я вас, мои уважаемые читатели, или обрадую, но оказавшись в цепких руках либеральной оппозиции госпожа Юдина из неизвестной никому еще вчера домохозяйки, сегодня превращается в лицо протеста, жертву «путинского произвола», борца за права политических заключенных в нашей стране.

Но давайте обо всем по порядку, в Питерском издании «Бумага» вышло развернутое интервью, где Маргарита Юдина поделилась своими переживаниями, планами на дальнейшую жизнь и рассказала, как в принципе изменилась ее жизнь после 23 января. Оговорюсь, в ее монолог я буду добавлять реплики исходя из собственного понимания того, о чем сказала госпожа Юдина. Правильно или нет я сделал свои выводы решать всем вам, надеюсь, что в комментариях к этому очерку мы с вами сможем прийти к какому-то компромиссу.

«Есть женщины в русских селеньях…», - исповедь Маргариты Юдиной…

О проблемах со здоровьем после удара полицейского

— Ребро болит — там, видимо, трещина. Перестала пить обезболивающие и сразу почувствовала, что там не всё в порядке. Шишка на голове не проходит. Врачи [в НИИ Джанелидзе] выдали мне липовые результаты, не соответствующие действительности. В выписке говорится, что я идеально здоровый человек. Во второй больнице [на сотрудников] тоже, видимо, стали давить, меня и оттуда пытались побыстрее выписать. Я тогда еще не поправилась, плохо себя чувствовала, пила обезболивающие. На состоянии отразилось сотрясение мозга: была заторможенность, проблемы с памятью, рассеянность. Сейчас потихоньку восстанавливается нормальное мышление. Адвокат мне всё время говорит пойти к врачу по поводу ребра и черепно-мозговой травмы, но у меня попросту нет времени: очень много дел с детьми, с переселением.

Вдумайтесь друзья, и в первом, и во втором медицинском учреждении ей выдали совершенно одинаковые справки о ее ИДЕАЛЬНОМ ЗДОРОВЬЮ… Причем второе медучреждение если кто забыл было частное, куда ее поместили доброхоты, взявшие над ней шефство из «Команды 29». И еще адвокат Маргариты настаивает на третьем обследовании, но занятость его подзащитной настолько сильна, что ответственный человек продолжает смотреть как его доверительница целенаправленно гробит свое здоровье игнорируя его настойчивые призывы. А главное какое внятное объяснение отказу от госпитализации, кастрюльки и тазики привезти некому все на хрупких женских плечах.

О давлении властей и страхе за детей

— Мы сейчас скрываемся в Питере, нам сняли квартиру на пожертвования (Маргарита живет в Луге — прим. «Бумаги»). У нас сейчас ненормальная жизнь, много проблем — практически «военное положение». Дети почти не выходят. Мне приходится ездить в Лугу кормить кошек, топить там печь. У меня четыре кошечки по девять месяцев, не успела их пристроить. Если кто-то захочет взять, мы стерилизуем и передадим. Не знаю, закончится ли всё это. Сейчас меня защищают адвокаты, общественное мнение. Но нас же не оставят в покое. Мне сказали, что дочь поставили на учет в детскую комнату милиции и хотят отправить моих сыновей в армию. Средний сын — инвалид без [официальной] инвалидности, у него диабет первого типа. До этого инвалидность у него стояла, но документ истек в 2019 году. Два года уже длится волокита с комиссией, невозможно пройти врачей. Старший сын был много раз травмирован, его избивали в школе. В армию с ее издевательствами и дедовщиной я его не отдам.

Я возможно что-то не так понял из сказанного ею, но средний сын инвалид без официальной инвалидности два года, и она все списывает на волокиту по вине госаппарата. Не знаю как у них там в Питере с этим дело обстоит, возможно сегодня Питер — это провинциальная деревенька за Полярным кругом. У меня племянница с аналогичным диагнозом, без проблем прошла подобную комиссию. Что касается старшего сына и его нежелания идти служить, тут уж как говориться каждый решает для себя, я не хочу быть совестью семьи Юдиных. Я служил, эта моя гражданская позиция….

«Есть женщины в русских селеньях…», - исповедь Маргариты Юдиной…

О видео с извинениями полицейского, которое снимали в больнице

— Мне мстят за то, что я не поддалась на уловки и провокации. Я лежала в больнице, искалеченная, в полусознательном состоянии, без одежды и телефона. Я была, по сути, заложницей. Эта съемка (видео, на котором полицейский приносит извинения лежащей на больничной койке Юдиной, 24 января было опубликовано в телеграм-канале «Mash на Мойке» — прим. «Бумаги») была провокацией — они у меня целый день выбивали прощение в палате, в которую никого не должны были допускать. На меня давили. Я боялась, что они отыграются на моих детях, если я их выгоню или не пущу. Боялась, что они могут меня добить психологически. Я не могла позвонить детям, не могла даже уйти из больницы. Палату охранял человек в полицейской форме. Была полная беспомощность. Парень, который пришел с цветами, — я даже не уверена, что это тот парень, [который меня ударил] (полицейский приносил извинения в защитной маске — прим. «Бумаги»). Если это он, [то я верю, что] он действительно раскаивается, я его простила. А вот этих упырей, которые разыграли провокацию на камеру — их я не прощаю. Это было сплошное лицемерие. Я искренне приняла извинения тогда. Этот парень плакал. А другие люди мне потом говорили, что он ничего не видел, что в него перцем брызнули. Потом уже, когда меня выгнали домой, отвезли на полицейской машине, я поняла, что от меня просто избавились. Я начала вспоминать: а как же он не видел, если он прицельно ударил? Если он смотрел мне прямо в глаза — и никакого забрала не было (на видео действительно видно, что у нанесшего удар полицейского не было забрала перед лицом — прим. «Бумаги»)? Я поняла, что это всё была ложь. Если они просят прощения, предполагается, что такие действия недопустимы и впредь не повторятся. Я надеялась, что они перестанут кидаться на народ. А они не прекратили. Я не могла смотреть видео с акции 31 января, мне плохо было, как они издевались над людьми. Зачем мне их извинения, если это пустышка. Владимир Соловьев прекрасно знает, что этот удар не был постановкой (Соловьев в одном из своих эфиров на ютьюбе намекал, что Юдина могла специально выйти на пути полицейского, чтобы это попало на камеру — прим. «Бумаги»). Он продал свою совесть за очень большие деньги.

Воображение Маргариты в ходе интервью очевидно разыгралось. И вот она уже делает выводы о планах полиции отыграться на ее детях, проявляет себя тонким психологом разоблачая лицемерие плачущего полицейского, и главное находит в себе силы обличать режим за «издевательства» на акциях 31 января…

Об отношении к силовикам

— Народ довели. Выходят те, кто раньше не выходил. Мы выходим не для власти, мы понимаем, что власть не прислушается, что у них нет совести. Мы выходим, чтобы показать людям, что нельзя сидеть дома, нельзя быть равнодушными. И мы выходим для силовиков, чтобы они увидели нас, образумились и служили народу. Нормальная полиция в таких ситуациях переходит на сторону народа, потому что она часть народа. Меня удивляет жесткое поведение. Почему они до сих пор ничего не поняли? Почему они не видят, как живут их соседи и родственники? Этот парень, [который меня ударил], Коля (во время принесения извинений силовик представился как Коля — прим. «Бумаги») — я не думаю, что он таким родился. Может, его в детстве били, в школе унижали, потом в армии выбили человеческое достоинство. Мне его жалко, ведь он годится мне в сыновья. Я обвиняю не его, а систему, которая делает из людей зверей. Поэтому заявление мы подали на МВД, а не на парня (адвокат Евгений Смирнов сообщил «Бумаге», что официального ответа на заявление пока нет — прим. «Бумаги»).

Тут я бы вам посоветовал вернуться к ее заявлениям об избиении собственного отпрыска в школе и человеческое достоинство при этом ее сын умудрился сохранить, но он конечно не плачущий силовик, этому повезло меньше, надругательства над ним в школе окончательно уничтожили внутри него все человеческое. И да, читатели, обратите внимание как она не чурается говорить от имени всех россиян, не за себя, свою долю, а за каждого из нас, удивительные метаморфозы, не правда ли…

«Есть женщины в русских селеньях…», - исповедь Маргариты Юдиной…

Ну и эпичный ЭПИЛОГ…

О пожертвованиях и желании помогать политзаключенным

— Кредиты мы закрыли, огромнейшая благодарность [тем, кто собирал деньги]! Иначе бы приставы утащили всё более-менее нормальное из дома, с таким трудом заработанное. Сын-диабетик работал, чтобы купить мебель, он сам обустроил кухню. Всё это унесли бы, включая собранный им компьютер — и ноутбук, который ему прислал ровесник из Дагестана в подарок. Я считаю, несправедливо мне одной забирать деньги, которые собирает народ. Часть я возьму на лечение ребенка, ремонт, экстренные нужды. Но всё остальное нужно направить на помощь тем, кто выходил на акции протеста. Задержанным, политзаключенным, физически искалеченным. Я бы хотела в дальнейшем им помогать и просвещать тех, кто обманут пропагандой. Благодаря неравнодушным людям [есть еда и предметы быта]. Я не останусь в долгу перед вами и буду так же помогать каждому.

Без комментариев…

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх