ПРОСТО о ПОЛИТИКЕ

44 105 подписчиков

Свежие комментарии

  • Evgenija Palette
    Думаю, что эта Людмила Михайловна знает еще несколько ничего не значащих , но, в разное время, громко кричащих фраз (...Запущен план унич...
  • bianka Белая
    Я что- то не понимаю, какие страдания обрушатся на головы украинцев , если будут выведены из строя ж/ д  и автомагист...После украинских ...
  • Evgenija Palette
    На этом "легендарном" Журфаке - ОДНИ МАЖОРЫ и "ПОЗВОНОЧНИКИ", которые окопались там не для того, чтобы что-то ДАТЬ св...МГУ - рассадник р...

Русские должны научится делать контрреволюцию

Однажды я прочитала потрясающий текст про то, что русские должны научится делать контрреволюцию. Цитирую его:

До 1917 года огромная часть образованного класса, а не только подпольщики и террористы, по-своему «делала революцию»: очерняла власть, Церковь, все аспекты их деятельности, русскую историю, русскую повседневность и т.д. Школьный учитель, гимназист, семинарист, студент, чиновник, писатель, музыкант, философ, журналист, профессор, офицер, актёр, часто даже священник и пр.– почти каждый был причастен к этому захватывающему действу. Оно было массовым, творческим, по-своему талантливым. Об этом писали многие, кажется, лучше всех В.В. Розанов и «веховцы». Революционеры составляли только верхушку «освободительного» айсберга. И этот айсберг с каждым годом всё увеличивался. Катастрофа 1917 года не могла не произойти.

И мне сразу вспомнилось о том, что был у меня ещё в 2010 году статья о том, как так называемая "русская интеллигенция" делала революцию. Переношу большую часть этой статьи сюда.

Согласно учению итальянского коммуниста А. Грамши государство, какой бы класс ни был господствующим, стоит на двух китах - силе и согласии. Положение, при котором достигнут достаточный уровень согласия, Грамши называет гегемонией.

Гегемония - не застывшее, однажды достигнутое состояние, а тонкий и динамичный, непрерывный процесс.

Кто главное действующее лицо в установлении или подрыве гегемонии? Ответ Антонио Грамши однозначен - интеллигенция. Что же происходило в дореволюционной России? Спрашивали - отвечаем: интеллигенты искали трещины в монолите гегемонии и стремились расширить эти трещины.

А с чего все началось? О, истоки затеряны в глубине веков, но мы в дебри истории лезть не будем, а начнем с тех, с кого начинает Ленин в своей статье «Памяти Герцена». Итак, по Ленину, всё началось с декабристов и Герцена.

Я в молодости относилась к декабристам с симпатией - ах, Полярная звезда пленительного счастья! Ах, из искры пламя во глубине сибирских руд! Ах, подвиг декабристок! Ах, узок их круг и страшно далеки они Рот народа! Ах, им было что терять!.. Но, заматерев и сделавшись государственницей, я поняла, что господа дворянские революционеры просто с жиру бесились и жаждали власти (Пестель тот вообще в диктаторы-бонапарты метил), а государь Николай Павлович во всём был прав! Но увы, дело декабристов не пропало - они разбудили Герцена, а он смылся в Лондон и давай звенеть в свой хренов «Колокол»! И его звон подхватили так называемые революционеры-разночинцы и методично принялись, как мы только что сказали, расширять трещины в монолите гегемонии. Как же расширялись трещины?

Дискредитировалась вся вертикаль власти - от императора, губернаторов и министров до градоначальников мелких уездных городишек. Все начинания власти, пусть даже дельные и разумные, извращались, высмеивались и охаивались, все промахи власти, даже самые мельчайшие, раздувались до небес. Ругать, критиковать власть сделалось модным, цивилизованным, прогрессивным.

Охаивалась полиция, прежде всего полиция политическая, тайная. Полицейских презирали, назвали сатрапами, провокаторами, кровопийцами. Армейские офицеры считали постыдным для себя подать руку офицеру жандармскому, а ведь полиция делала важнейшее дело - пыталась защитить державу от тех, кого Достоевский назвал бесами. И за это сотни служащих полицейского ведомства, от министров до городовых, стали жертвой революционеров-террористов.

Точно так же охаивалась и армия. Любая война объявлялась преступлением, а сама армия - тормозом прогресса. Патриотизм стал немодным и объявлялся пережитком старины. Организаторов патриотических митингов высмеивали и называли черносотенцами и охотнорядовцами.

Поливалась грязью православная вера. Так называемые интеллигенты насмехались над «жадными, пузатыми, пьяными попами-мракобесами», а сами в это время (свято место пусто не бывает!) частенько увлекались разного рода мистическими учениями или даже спиритизмом, или переходили в католичество.

Итак, власть, армия и церковь охаивались, а всякого рода «революционеры» объявлялись героями, борцами за свободу, лучшими людьми, солью земли.

И к кону 19-началу 20 века это охаивание стало приносить плоды. Так к называемая образованная часть общества просто сходит с ума. Террористку В. Засулич, которую в любой так называемой цивилизованной стране запятили бы на каторгу, оправдывает суд присяжных, и «общественность» рукоплещет этому. Во время русско-японской войны «интеллигенты» посылают японскому императору восторженные телеграммы - поздравляют с победами. О человеке судят не по его качествам - уму и таланту, а по степени его радикальных убеждений. Если человек не выражает враждебности существующему строю, его не ставят ни во что. Какой-нибудь его превосходительство, который должен бы быть столпом империи, днем может в своем присутствии говорить правильные вещи, а вечером в дружеском и семейном кругу с удовольствием фрондировать. Фрейлины, представительницы самых знатных фамилий, распространяют по городу самые грязные слухи и сплетни об императорской семье. Банкиры и промышленники финансируют разного рода нелегальные организации, аристократы порой хранят в своих особняках нелегальную литературу. Университеты становятся рассадниками вольнодумства.

Всё это безумие находит отражение в литературе. Вчитайтесь внимательнее в литературу - дореволюционную, советскую, современную... О, там можно найти много интересного. Вот вам несколько примеров.

Вот «Белеет парус одинокий» В. Катаева. Кто мне объяснит, почему мальчик Петя из интеллигентной семьи разносит патроны боевикам? Куда смотрят папа и тетя? Почему папа-интеллигент помогает скрыться матросу-бунтовщику? А вспомните, как Петя потрясенно слышит, как его тетя истерически кричит: «Пусть, пусть дети слышат и знают, что у них царь - дурак и пьяница, да еще и битый бамбуковой палкой по голове, а лучшие люди России гниют на каторге...» Ну что тут сказать... Эх, тетя, тетя! Горе тому, кто соблазнит одного из малых сих!

А вот «Кондуит и Швамбрания» Л.Кассиля. Почему все гимназисты (за редким исключением), одноклассники героя, юноши из далеко не бедных семей восторженно приветствуют революцию? Почему лепшим другом для героя становится комиссар? И хотя материальное положение семьи героя после революции резко ухудшается, все равно «даешь революцию!»

А помните книгу «Фонарик» Елены Верейской? Там есть примечательный рассказ про гувернантку-революционерку Киросеньку. В нём всё та же история - интеллигентное семейство помогает бунтовщице скрыться от полиции. А какую песню поют эти милые люди на вечеринке? «Как у нас на троне чучело в короне! Ай да царь, ай да царь, православный государь!»

А.Степанов. «Порт-Артур». Это вообще кошмар! Читать противно! Офицеры вместо того чтоб воевать, ведут революционные разговоры и развлекаются с бл... (вырезано цензурой).

Давайте взглянём на так называемую современную литературу. Го-н либерал Чертекакшвили, или как там его, пишущий под РРРеволюционным псевдонимом. Б.Акунин. «Статский советник».. Честный офицер не хочет служить в жандармерии... «Любовница смерти»... Героиня и герой (Фандорин) видят патриотический митинг купцов-охотнорядовцев (опять же обратите внимание на постановку вопроса!) и героиня манерно говорит нечто вроде: «А мы вот образованные люди, но нам и на патриотизм, и на Россию наплевать...» Ну и так далее, и тому подобное.

В общем, подобных примеров я могу привести еще множество, ибо имя им - легион.

В этой атмосфере всеобщего умопомешательства и шабаша иногда звучали здравомыслящие голоса. Уже упоминаемый мною Розанов писал: «Русская печать и общество, не стой у них поперек горла "правительство", разорвали бы на клоки Россию, и раздали бы эти клоки соседям даже и не за деньги, а просто за "рюмочку" похвалы. И вот отчего без решительности и колебания нужно прямо становиться на сторону "бездарного правительства", которое все-таки одно только все охраняет и оберегает».

Но эти здравомыслящие голоса тонули в диких визгах и воплях либералов - что-что, а вопить они умеют!

Последствия всего этого были печальны - шататели таки довели дело до переворота. Переворот сначала привёл шатателей режима в состояние эйфории. Интеллигенция «насладившись в полной мере великолепным зрелищем революции,...приготовилась надеть свои мехом подбитые шубы и возвращаться обратно в свои уютные хоромы, но шубы оказались украденными, а хоромы были сожжены...»

Русские должны научится делать контрреволюцию

Интеллигенция наслаждается видом революции. Известная картина из открытых источников.

И вот чтобы это не повторилось, русские должны научиться делать контрреволюцию. Цитирую:

Чтобы выжить и воссоздать свою цивилизацию русские должны научиться «делать реакцию». Так же творчески, самозабвенно, талантливо, если надо - отдавая и жизни, - как это делали в своё время «освобожденческие» черви во имя революции. Подобно тому, как революция произошла прежде всего в головах, реакция должна утвердиться прежде всего в сознании мыслящего меньшинства. Нужен возврат к вере святых отцов, добровольное принятие византизма, христианской самодисциплины, иерархии, отрицание «всемогущества человеческого разума», материализма, позитивизма, нигилизма, вытравление из сознания химеры «справедливости», идеи материалистического рая на земле, самоценности греховной, ничем не ограниченной человеческой личности. Добровольно наследники «освобожденцев» никогда не сдадут своих позиций.

АМИНЬ.

Картина дня

наверх