ПРОСТО о ПОЛИТИКЕ

41 462 подписчика

Свежие комментарии

  • ГусЕна *****
    Номальный человек не оскорбил бы умерших родителей. Начнем с этого. Что, к моему отцу, которому обелиск стоит и котор...Почему никто не в...
  • ГусЕна *****
    А я про народ...Почему никто не в...
  • ЮРИЙ юрий
    нормальный человек оскорбился бы,если бы его родителей обидели,но тебе пох...р,ещё много чего насочиняешь(....няют)...Почему никто не в...

Соловей: Иск к Путину – шаг к демонтажу режима. Он рухнет в 2021-м за три дня

Балуева Анна

Global Look Press

Верховный суд зарегистрировал иск о признании недействительным указа Путина о голосовании по поправкам в Конституцию. Его подали политолог Валерий Соловей, депутаты Мосгордумы Евгений Ступин и Олег Шереметьев и юрист Сергей Бочаров.

По их мнению, проведение голосования 1 июля – это угроза жизни людей, и, следовательно, преступление. Такие же иски недавно подавали ещё два человека – и оба Верховный суд принять отказался.

А иск Соловья и его сподвижников зарегистрировал. Что значит и чего добивается политолог, Sobesednik.ru спросил у самого Валерия Соловья.

 

Соловей: Иск к Путину – шаг к демонтажу режима. Он рухнет в 2021-м за три дня

Валерий Соловей // Фото: Facebook

«В ходе плебисцита надо показать, что власть цинично обманывает нас» – Я знаю, что по поводу нашего иска уже идет торг, – говорит Соловей. – Администрация президента давит на Верховный суд, в частности на главу ВС, чтобы был отлуп. Но ВС за это что-то, видимо, просит.

– Интересно, что?

 – Думаю что это конфиденциально. Но злые языки мне уже успели сообщить, что это вызвало напряжение между АП и ВС. Пока нам не отказали. Если наш иск отклонят, мы тут же опротестуем отказ — в течение часа буквально. – А что вообще происходит? Уже есть несколько попыток граждан привлечь Путина к суду.

– Это, с моей точки зрения, превосходная и законная форма борьбы.

Те, кто использует эти методы и инструменты, конечно, понимают, что шансы на реализацию исков, мягко говоря, не велики. Но это по крайней мере позволяет привлечь общественное внимание. В нашем случае это вполне удалось.

"Все должны знать, что Путин подсуден": Шлосберг об иске Игнатьева к президенту Пред. След. – Но при этом все прекрасно понимают, что это «исковое движение» не будет иметь никакого продолжения. Поправки будут приняты, а иски и апелляции будут отклонены всеми судами России.

– Но ведь мы и не рассматриваем это как решающее сражение. Просто когда вы ведете войну – а оппозиция и даже все российское общество в широком смысле ведет войну, то вы должны использовать все возможности и выстраивать стратегию, а не делать ставку на что-то одно и отчаиваться от проигрыша.

Так что даже плебисцит 1 июля не имеет стратегического значения, но в ходе этого плебисцита надо показать, что власть цинично обманывает нас. Нашим иском мы это показываем. Его суть предельно проста: если вы отменили плебисцит 22 апреля, когда эпидемическая ситуация была ещё не такой страшной, то почему вы его решили проводить 1 июля, когда она гораздо хуже?

Ведь это противоречит статье Конституции о защите жизни и здоровья граждан. То есть надо отрабатывать все возможности и двигаться к понятной цели – демонтажу режима. Демонтаж будет осуществляться не путём голосования или неприхода на голосование... – А как? – Он  будет осуществляться на улицах и площадях. Но не сейчас – позже.

А голосование важно для того, чтобы консолидировать людей, продемонстрировать способность к мобилизации. Тут надо использовать любую возможность для мирной законной борьбы. А это именно мирная и законная борьба – в пределах любой версии Конституции.

Старой и новой. Решительных сражений будет много, они развернутся с осени в виде массовых выступлений. Но судьба политической системы решится в следующем году.

Система рухнет. Она будет сопротивляться, а рухнет она, как обычно это бывает в России да и вообще в истории, в течение трёх дней. – Табакерка или шарфик? – Будет более сложная, думаю, механика. Но в общем итог более или менее уже запрограммирован.

«Было сложно собрать тех, кто выступил бы истцами. Люди боялись» – Валерий Дмитриевич, у меня есть конспирологический вопрос. Дело в том, что когда иск к Путину подал глава Чувашии, пошли разговоры о том, что это делается для того, чтобы создать картину демократии.

Мол, даже на Путина у нас можно подать иск, никто ничего не боится. Что все это блеф и согласованные телодвижения. – Что ж, понятно. Я отношусь к этому с благожелательной иронией. Нам было очень сложно собрать людей, которые бы выступили истцами. Были люди, во всех других отношениях заслуживающие уважения, которые из-за страха отказывались выступать истцами.

Так что это совсем не такое уж безопасное и безобидное занятие. Но мы сделали то, что считали необходимым и что лично я считаю своим гражданским и человеческим долгом.

– Валерий Дмитриевич, все знают, что из-за за вашей позиции вас попросили уволиться из МГИМО. Но всё же вам есть что терять, вы всё-таки не шаман, которому нечего терять, кроме бубна. Скажите, пожалуйста, кто за вами стоит? – Моя собственная совесть.

А в этом деле кроме меня выступают два депутата Мосгордумы – Евгений Ступин и Олег Шереметьев, и юрист Сергей Бочаров. Очень достойные люди. Так что мы там вчетвером друг за друга. Я хорошо знаю, что я делаю и ради чего я это делаю. И я твердо уверен, что мы добьемся успеха. Не в иске, а в исторической перспективе.

И довольно скоро. Я не знаю, как вам передать это чувство убежденности. У меня никакого сомнения в этом нет просто потому, что я знаю больше, чем другие. И поэтому я прекрасно знаю, что мы добьемся успеха.

Вот мы и идем шаг за шагом. Движемся к вполне понятной ясной цели. Политолог Соловей: Путин уже не вполне адекватен, скоро не сможет управлять страной


Картина дня

наверх